Астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник История реставрации иконостасов в храмах Астрахани в 1990-х и начале 2000-х гг.
  1. О музее
  2. Научная деятельность
  3. Публикации
  4. История реставрации иконостасов в храмах Астрахани в 1990-х и начале 2000-х гг.

История реставрации иконостасов в храмах Астрахани в 1990-х и начале 2000-х гг.

22 июня 2022 Просмотров: 625

В данной статье рассматривается малоизученный вопрос, касающийся имен архитекторов, занимающихся реставрацией архитектурного, и в первую очередь храмового наследия Астрахани в 1990-х – начале 2000-х гг. Анализируются основные тенденции в градостроительной сфере в условиях сложившейся политической и социальной обстановки с ярко выраженной динамикой ухода специалистов и номинального существования градостроительных проектных организаций. Архитекторы всё чаще работали с конкретным заказчиком – индивидуальным или корпоративным. Труд архитекторов постепенно персонифицировался. Большая часть заказов была связана с переводом жилых помещений в нежилые под открытие магазинов на первых этажах.

Из крупных архитектурно-строительных мастерских в Астрахани осуществляли свою деятельность такие организации как проектный институт «АСТРАХАНГРАЖДАНПРОЕКТ», ведущий свою историю с 1946 г., архитектурно-строительная фирма «Архетон», архитектурное бюро «Ярканон», ГП «ТРЕСТ «ОРГТЕХСТРОЙ» и т.д. Именно в это время происходит часть реставрационных работ наиболее значимых памятников историко-культурного наследия Астрахани: Азово-Донского банка, Русско-Азиатского банка, Общества Взаимного кредита. В проектной документации по обозначенному периоду среди имён астраханских реставраторов чаще всего упоминается творческий тандем из трёх фамилий: Курносов, Тихонов, Гуськов.

К 1990-м – началу 2000-х относится начальный процесс реставрации внутренних интерьеров возвращающихся в епархиальное ведомство храмов. Когда возникла необходимость возродить традицию возведения иконостасов, оказалось, что в городе не только отсутствуют специалисты, но и в целом, данный вид ремесла можно было считать утраченным. Вставал вопрос о новом архитектурном строительстве иконостасов. Осваивать, по сути, незнакомый, забытый вид промысла по созданию внутренних интерьеров и иконостасов храмов было суждено одному из реставраторов того самого упомянутого творческого тандема архитекторов.

Валерий Петрович Курносов принимал участие в реставрации более чем двадцати иконостасов как восстанавливающихся так и строящихся новых храмов. Авторству Курносова Валерия Петровича принадлежат проекты иконостасов для храма Казанской иконы Божией Матери, Успенского кафедрального собора, церкви в честь святителя Николя Чудотворца в Чуркинском монастыре, храма в честь Казанской иконы Божией Матери, освящённого в 2015 г. на месте утраченного в результате пожара старого храма в селе Ильинка Володарского района. Проектировал Валерий Петрович иконостасы для относительно новых Астраханских храмов: храма в честь благоверного князя Александра Невского, возведённого в 2011 г. на аллее Воинов-Интернационалистов, храма в честь святого праведного воина и адмирала Фёдора Ушакова в районе завода имени Сталина. Для храма Фёдора Ушакова Валерий Петрович Курносов явился автором проекта не только иконостаса, но и самого храма. Архитектурное решение храма в честь святого Фёдора Ушакова является одним из самых необычных в городе. По сути, перед архитектором стояла задача переоборудования и реконструкции бывшего гидролизного цеха судоверфи в церковное сооружение. Храм получился эффектным, двухъярусным, очень вместительным, со множеством подсобных помещений внутри основного объёма. В качестве исключительной особенности храма можно назвать решётки на перилах второго яруса, декорированные якорями. Несколько новых проектов иконостасов, проектированием которых занимался Курносов Валерий Петрович, только ждут своей реализации. Это проект иконостаса храма преподобного Сергия Радонежского, строящегося на месте произошедшего в 2012 г. взрыва жилого дома. Ждет своей реализации и проект иконостаса для сохранившегося Екатерининского храма на территории Покрово-Болдинского монастыря [1].

География проводимых работ реставратора по созданию иконостасов не ограничивалась лишь астраханскими храмами. Не так давно Валерий Петрович выполнил эскизы иконостаса для одного из храмов в Мурманской области, а несколькими годами ранее реставратор проектировал иконостас для одной из церквей на горе Афон в Греции. К Валерию Петровичу обратился священнослужитель из древнего греческого города Салоники. Во время своего визита в Астрахань он посетил храм в честь Казанской иконы Божией Матери на улице Чехова. Жемчужина нижнего Поволжья, как иногда называют этот храм, произвела на греческого священнослужителя впечатление. Он захотел, чтобы в храме, где он являлся настоятелем, было также красиво, и попросил познакомить его с автором проекта иконостаса Казанского храма [3].

О некоторых проектах иконостасов, выполненных Валерием Петровичем Курносовым, необходимо рассказать более подробно. Но прежде хотелось бы выделить несколько фактов из биографии реставратора, где становится понятно, что путь его в освоении иконостасного ремесла складывался не без Божьего промысла.

Валерий Петрович Курносов родился в Астрахани 21 октября 1960 г. Первые навыки художественного мастерства будущий реставратор получил в городской детской художественной школе, открывшейся на территории Кремля в 1961 г. Преподавателями школы являлись одни из самых выдающихся астраханских живописцев, в том числе Член Союза Художников СССР Константин Александрович Титов. В 1976 г. Валерий Петрович поступил в Астраханский строительный техникум. Как раз в этот год учебное заведение обрело окончательную регистрацию в новом здании по улице Татищева, где разместились учебно-производственные мастерские. Уже в процессе обучения у Валерия Петровича возникали смятения относительно правильности сделанного выбора своей будущей специальности. Как натура творческая, ему хотелось больше свободы в реализации своего потенциала. Было большое желание связать себя с актёрской карьерой. По окончании строительного техника, он отправился в Ессентуки, где устроился в Народный театр. Однако, сыграть большую роль так и не удалось, Курносова призвали в армию. Служить попал радиомехаником в Самарканд. После армии продолжил путь поиска любимого дела, но уже в родном городе. Некоторое время занимался устройством дискотек. Использовал лучшее оборудование: американские усилители и австрийские микрофоны. Но эта деятельность не давала возможности реализации творческого потенциала. Находясь уже ближе к своему истинному призванию, Валерий Петрович устроился в Государственную дирекцию по охране историко-культурного наследия, где занимался разработкой проектной документации по реставрации памятников историко-культурного наследия Астрахани и Астраханской области [1].

Первое предложение о проектировке будущего иконостаса Валерий Петрович Курносов получил в 1995 г. Речь шла об иконостасе для возрождающегося Иоанно-Предтеченского монастыря. Архитектор вспоминает, что в качестве аргумента относительно его сомнений по поводу возможности браться за незнакомую для него работу, ему была озвучена дата длиной в 70 лет, в течение которых никто не брался за создание и возведение храмовых иконостасов. Кому-то нужно было начинать, и Валерий Петрович рискнул. После знакомства с игуменом монастыря отцом Филиппом, архитектор получил первое задание, связанное с устройством иконостаса. Для соблюдения элементарных исторических пропорций ему была показана фотография из книги с изображением прежнего иконостаса. Было решено, что новый иконостас будет деревянным, с самой простой, не глубокой резьбой. Так, например, колонны иконостаса должны были быть точёными. На первом этапе предстояло сделать только центральную часть иконостаса, без приделов. Валерий Петрович вспоминает, что разглядеть элементы и детали прежнего иконостаса не представлялось возможным из-за плохого качества печати фотографии с изображением прежнего иконостаса. Автор решил максимально сохранить композиционное решение ранее существующего иконостаса: «выполнил эскиз общего вида, план, разрез, согласовав с настоятелем начал проектировать уже рабочие чертежи с деталями и узлами, резьбой и другими элементами декорирования иконостаса» - описывает ход своей первой работы над проектом иконостаса Курносов Валерий Петрович. Архитектор объективно признаёт, что по ряду причин, в первую очередь из-за нехватки или полного отсутствия иллюстративного материала, первый свой опыт по восстановлению иконостасов открывающихся астраханских церквей сложно считать полноценной реставрацией. По сути, это были практически заново спроектированные иконостасы. Спустя годы, Валерий Петрович занимался проработкой проекта пристроя к главному входу в церковь Иоанно-Предтеченского монастыря. Главной задачей было вынести торговлю из самого храма и придумать более просторную паперть. Просчитав высоты, архитектор сумел выиграть пространственное решение для хозяйственных нужд храма под самим пристроем. Реставратором были запроектированы окна и вентиляционные каналы в цокольный этаж. По ходу выполнения работ изначально запланированную длину помещения увеличили почти на метр, что не сказалось отрицательно на архитектурной части. Автор очень детально продумал о стилизации под существующую пластику кирпичной кладки как стен, так и проемов придерживаясь порядовки. Задача была выполнена, с тех пор ларьки с церковной утварью для продажи и приёма записок с требами больше не занимают основной объём храма. Удалось архитектору решить и ещё одну проблему недостаточного количества площади в главном монастырском храме. Был продуман и успешно реализован проект балкона для размещения клироса, при этом, нужно было не потерять место в церкви от устройства лестничных маршей [3. л. 10] Идея пришла после выполнения обмеров и прорисовки лестницы в масштабе. Архитектор вспоминает, что предложил начать ступени с одного из помещений у входа [1].

Также авторству архитектора Валерия Курносова принадлежит подсобное помещение на территории монастыря. Предполагалось, что это будет одноэтажное здание для размещения келий, трапезной, кухни, пекарни, столярного цеха, гаража. Так появился проект одноэтажного здания с мансардой. С внутренней стороны окна были украшены кирпичными сандриками. По мансардному этажу окна применили велюксовские, в толщине утеплителя, подчеркнув время постройки. По всем фасадам здания выполнили не большей толщины пилястры.

Пока выполнялись работы по выполнению первого спроектированного Валерием Курносовым иконостаса, к нему поступил новый заказ. Привезли обмеры под небольшой иконостас в строящуюся нижнюю церковь Николая Чудотворца в селе Полдневое Камызякского района. Приход в этом селе был организован в 1993 г. По словам реставратора это единственный иконостас, где он изобразил Святого Духа в виде голубя над полотнами Царских Врат в алтарь.

В 1998 г. к Валерию Петровичу обратился настоятель Храма в честь иконы Казанской Божьей Матери на улице Чехова с просьбой выполнить эскиз общего вида храмового иконостаса. Церковь большого внутреннего объёма только вдохновила архитектора. Он сделал два эскиза, учитывая предпочтение настоятеля отца Валерия по расположению икон в иконостасе. Выбрав в итоге один из эскизов, предложил его на рассмотрение и получил благословение настоятеля. Валерий Петрович вспоминает, что очень трогательным моментом был молебен перед началом выполнения проектных работ. Автор большинства нынешних храмовых иконостасов не считает себя религиозным человеком, но всеобщий молебен о начале его работы, конечно, коснулся самых сокровенных струнок души.

Готовящийся иконостас не был реставрацией иконостаса утраченного, работу нельзя было назвать восстановительной. Это был проект совершенно нового иконостаса (Рис 1.). Валерий Петрович считает, что по тем временам главной причиной, почему не брались именно за восстановление прежних иконостасов, было отсутствие средств и необходимых материалов [1]. Тем не менее, Валерий Петрович Курносов как автор пытался в своём проекте иконостаса для храма Казанской иконы Божией Матери на Чехова 10 максимально использовать приёмы, применяемые для иконостасов астраханских церквей конца XIX-начала XX вв. В данном проекте иконостаса был использован приём компановки для выделения центральной фасадной части иконостаса с расположенными в ней Царскими вратами. Именно поэтому на центральных частях иконостаса появились резалит и раскреповка. Общее время выполнения проекта иконостаса заняло у архитектора немногим меньше года, а вот выполнялся иконостас на протяжении девяти лет. При монтажных работах автор проекта лично поднимался на леса и контролировал процесс. Валерий Петрович по благословению настоятеля контролировал и работу резчиков. Хотя по предложению автора проекта некоторые детали иконостаса не вырезались, а отливались из гипса, армируясь на месте. Так стали появляться лепные детали декора иконостаса, за исключением нижних ярусов, где из практических соображений превалируют детали резные. Все выступающие накладные элементы от резьбы до профильных тяг было решено покрыть сусальным золотом, а основной фон оформить в белом цвете.

Выполнением иконостаса восстановительные работы внутренних интерьеров храма Казанской иконы Божией Матери не ограничились. Были выполнены проектные работы по обустройству клироса с колоннами, резьбой и иконами. Несколько напольных киотов в храм. В процессе доработки находятся перегородки с полуциркульными завершениями с витражами и накладными резными деталями и пилястрами.

17 апреля 1997 г. в канун намечавшегося 440-летнего юбилея Астрахани, городской Совет поддержал инициативу о восстановлении храма во имя святого князя Владимира. Был создан целый фонд реставрации собора, который занялся сбором пожертвований. Долгие годы в храме размещался автовокзал. Посетивший в 1992 г. Астрахань патриарх Алексий II выдвинул предложение возвратить храм Православной Церкви [5. c.200-201] , и вот спустя годы, дело сдвинулось с мёртвой точки. Архитектор Валерий Петрович Курносов прямо говорит, что большая часть его заказов, связанная с реставрацией внутренних интерьеров возвращённых епархии храмов, была неофициальной. Но в случае с реставрацией храма во имя святого князя Владимира, Государственная дирекция по охране историко-культурного наследия официально заказала архитектору Курносову выполнение крестов на основной купол и звонницу. Весь исторический материал, каким мог располагать архитектор был очень скуден. Валерий Петрович вспоминает, что много времени ушло на эскизные проработки и макетирование из картона. Кресты выполнялись на судоверфи из нержавеющей стали. Архитектором был подписан договор на надзор за выполнением всех работ по изготовлению обоих крестов на заводе, к тому же он был ответственным и за монтажные работы. Когда шли работы, вместе с приглашёнными альпинистами поднимался на главный купол. Оба креста были установлены в один день и до сих пор возвышаются над общим архитектурным объёмом (Рис.6). Занимался Валерий Петрович и проектированием иконостаса для храма. Но по ряду причин эскиз им был просто передан. Заказ архитектор так и не получил.

По словам Валерия Петровича Курносова, именно он является автором проектов иконостасов верхнего и нижнего храма Успенского Кафедрального собора Астрахани. Несмотря на то, что у архитектора отсутствуют какие-либо документальные подтверждения данного факта, он располагает внушительным количеством чертежей, выполненных, выражаясь терминологией архитекторов, в «белках», то есть в оригиналах. Это не просто наброски, а работа мастера, который может объяснить каждый миллиметр и необходимость каждой детали в своём проекте. Валерий Петрович вспоминает, что изначально получил заказ на выполнение проекта иконостаса в нижний, зимний храм Успенского собора. На тот момент, настоятелем храма являлся отец Георгий. В задании указывалось предпочтение использовать существующие девять икон, написанные в каноне, ещё в советский период, когда в Успенском соборе располагалась музейная экспозиция. Иконы были написаны с элементами Царских врат, также написанных в каноническом стиле, и играли роль дополнительного оформления экспозиции. Введя тябловые элементы, резьбу, и другие необходимые детали, архитектор спроектировал иконостас в каноническом стиле, насколько позволяли несоразмерно большие габариты существующих икон для данного объема церкви. Однако, через некоторое время с ним связался новый настоятель храма-отец Дмитрий, который предложил выполнить новый проект иконостаса с иконами академического стиля. По сути, это означало не внести доработки в уже почти готовый проект, а заново спроектировать новый (Рис. 2). Получив согласование, архитектор приступил к работе. Валерий Петрович объясняет некоторые нюансы работы по проектированию: «Когда исполнители берутся за работу, и уже имеется каркас, то начинают именно с него. При этом не имеет значения здание это или иконостас. Я же всегда проектировал вначале общий вид, затем узлы и детали, а затем опять возвращался к общему виду: к каркасу или фундаменту, и, как правило, опять вносил изменения в проект. В данном случае речь снова шла о резных колоннах, новой резьбе, компоновке и пропорции». Валерий Петрович говорит, что исполнители старались придерживаться авторского решения убранства, хотя небольшие изменения в изначального проекта присутствуют. По словам автора проекта, частично были изменены полотна Царских врат, непропорционально были использованы, разработанные архитектором элементы декора иконостаса на декоре позже установленных киотов.

Осенью 2004 г. Курносов Валерий Петрович получил новое предложение о проектировании, на этот раз, иконостаса для верхнего храма Успенского кафедрального собора. Валерий Петрович до сих пор помнит свои ощущения, когда приступал к столь ответственному заданию: «Солеи не было. Существующие проемы в алтарную часть слегка ободраны…Огромный внутренний объем, и леденящая пустота сильно давили на мое душевное состояние. Я понимал всю ответственность, которую брал на себя, принимаясь за такую работу» [3. л.7]. Говорит, что почти сразу возникла проблема снятия обмеров. Храм высокий, измерять приходилось при помощи рулетки: «Промерил снизу метров на семь или восемь, дальше ориентировался по фотографиям и камеральной обработке. Несколько раз приходилось перемерять на месте. Приблизительно по центру высоты был виден был дверной проем, из чего следовало, что в какое- то время, прежний иконостас обслуживался с внутренней стороны…Измерив расстояние от алтарной стены до боковых дверных проемов с севера и юга определил, что по пропорциям иконостас нужно будет крепить как можно ближе к восточной стене, не отступая от неё. Замерил оставшиеся в стене по всей высоте металлические крепления прямоугольного сечения с отверстиями. По внешнему виду заметно, что их забивали в стену видимо для монтажа тябловых деревянных балок…» - вспоминает архитектор о первом этапе своей работы над проектом верхнего храма Успенского Кафедрального собора. [3. л.8.] Предоставленные автору проекта фотографии с изначальным внутренним видом интерьеров верхнего храма, в очередной раз, не дал чёткого представления. Поэкспериментировав, Валерий Петрович выполнил эскизное предложение, и получил согласование. Наклеив эскизное предложение на планшет, передал его в дирекцию по управлению Кремлем, после чего приступил к разработке проектной документации. По расчётам автора получилось семь ярусов, каждый со своим выдвинутым карнизом, стилизованными под барокко. Весь иконостас должно было венчать трехчастное завершение с иконами и имитацией сияния. В самом верху по центру автор изначально планировал расположить крест, но от идеи этой отказался по причине нехватки размеров. Этот вопрос реставратор планировал уточнить после установки лесов для монтажных работ верхних элементов. Но не получилось. Валерий Петрович нашёл информацию о том, что в середине XIX в. иконостас поновляли. У него возникло предположение, что, возможно, «…там могли появиться прямые по форме и резные по сечению тяги и резные рамы по периметру икон стилизованные под поздний классицизм» [3]. По мнению автора, резные пустотелые колонны и кронштейны яруса с праздниками сейчас выполнены более упрощёнными. Валерий Петрович сетует, что на тот момент, когда было объявлено о завершении работ по возведению восьмиярусного иконостаса верхнего храма Успенского кафедрального собора, на самом деле, многое оставалось ещё незавершённым ввиду того, что никакой проектной документации и чертежей не осталось. Автор проекта сделал все необходимые копии и передал их с целью увидеть когда-нибудь свой изначальный замысел по возведению иконостаса реализованным.

Настоятель Успенского Кафедрального собора, протоиерей Дионисий рассказал о недавних работах по золочению иконостаса Успенского собора. По его словам благодаря переданным Валерием Петровичем Курносовым проектам, удалось исправить изначальные неточности в выполнении иконостаса. Сам автор проекта также отмечает позитивный момент в последней реставрации иконостаса верхнего храма Успенского кафедрального собора. Говорит, что не мог отнестись равнодушно к такому событию, общался с исполнителями, предлагал внесение коррективов. К его мнению прислушались.

 

 Автор Власова Н.В.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1.Беседа Власовой Н.В. с архитектором Курносовым В.П. 1960 г.р. от 10.11.2021, [Текст стенограммы беседы]

2. Бетин Л. В. Исторические основы древнерусского высокого иконостаса // Древнерусское искусство. -М., 1970.-С. 17-39.

3. Воспоминания архитектора Курносова В.П.1960 г.р. [Астрахань, 20.12.2021 г.] [На правах рукописи]. Хранится в домашнем архиве Курносова В.П.

4. Иконостас: Происхождение Развитие - Символика / сост. А. М. Лидов. -М., 2000. - С. 432-437

5. Игумен Иосиф (Марьян) Астрахань. Храмы и монастыри. Астрахань. 2002 г.

6. Лучшева З. А., Ченская Г. А. Монастырская резьба по дереву в собрании Государственного музея истории и религии. Москва: СПбГУТД, 2012 г.

7. Православный иконостас. Происхождение, виды, духовный смысл / Авт-Сост. Т. И. Шевцова. М.: ОЛМА - пресс Гранд, 2003. - С. 18-28

8. Рыженко В.И. Работы по дереву. Столярные работы. Резьба по дереву. Инкрустация. Москва. Москва. 2000 г. (С.39-89)

9. Фесенко Д.Е. Основные тенденции в Российском градостроительстве от 1990-х к 2000-м// Архитектурный вестник №3 (52) 2020 г.

10.Юдин В.Ю. Как строить и восстанавливать деревянные иконостасы в новых и реставрируемых храмах//Архитектон: известия вузов№1 (13). Март 2006 г. С.9.

 


Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!