Астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник Рыбацкий фольклор, как форма культурной аутентичности народов местного поселения
Russian
English
Arabic
Chinese (Simplified)
Chinese (Traditional)
French
German
Italian
Japanese
Kazakh
Portuguese
Spanish
Turkish
  1. Это интересно
  2. Рыбацкий фольклор, как форма культурной аутентичности народов местного поселения

Рыбацкий фольклор, как форма культурной аутентичности народов местного поселения

18 ноября 2021 Просмотров: 519
Народное творчество нашего региона очень самобытно, многогранно. Народы, перекочевавшие, заселившиеся, переселенные из других областей России на эти земли, были объединены традиционным для Астраханского края рыбным промыслом. С прежнего местожительства переселенцы из центральных и поволжских губерний Рос-сии, Украины, других местностей принесли в памяти своей народно-песенное богатст-во, которое впоследствии переходило из уст в уста, от одного поколения к другому и в некоторой степени дошло до нашего времени. Дельта Волги сформировала особый уклад жизни местного населения со своим диалектом, приемами работы, обычаями. Впоследствии здесь образовался определён-ный сплав, определяющий уникальное культурное своеобразие региона, со своими фольклорными рыбацкими традициями. Все работники промыслов были вовлечены в производственные процессы лова, обработки рыбы, что нашло свое отражение, в первую очередь, в местном диалекте и лексике. В говоре жителей поволжских сел отразились не только особенности их труда, но и глубокие знания природы и умение дать свое название всем обитателям Волги. Мелких щурят настоящий астраханские ловцы (именно так слово рыбак относи-лось к торговцам рыбой) называли «карандаши». Щучку среднюю – «чеканка», а уж совсем крупную, уважительно – «аннушкой». Сельдь в народе прозвали «бешенкой», или «веселкой» за быстрый ход во время нереста рыбы. «Чалбашата» – это мелкие экземпляры осетровых рыб. Название имели и ветра, от которых зависел улов, а иногда и судьба ловца. «Рваная шапка» – северный ветер. «Моряна» – низовой ветер, который дует осенью и весной со скоростью 10–15 м/с вверх по долине реки Волга из низовий Каспийского моря, юго-восточный ветер. Он удерживается до двух недель, проникает далеко за Волгоград, нагоняет рыбу в устье реки и рукава. В Астрахани и Волгограде это иногда южный ветер – «южак». «Сольдяной ветер» – юго-восточный ветер моряна, нагоняю-щий селедь в устье реки Волги. Моряне посвящены стихи и песни (астраханская песня «Ты подуй-ка, матушка – морянушка») Распространенные выражения нижневолжских рыбаков: «красная рыба» – осет-ровые, «белая рыба» – судак, сазан, др. частиковая рыба, «частик» – рыба, ловящаяся на мелкоячеистую сеть, «сопляк» – ерш, «крепь»– заросшее камышом пространство на взморье, «черни» – заросшие растительностью низкие берега и мелководная часть Се-верного Каспия, «рубец» – соединение мутной речной воды с прозрачной морской, «заплесток» – граница воды и земли, «чакан» – рогоз, «кошкиндох» – период плохого лова рыбы, когда вобла уже сошла, а селедка еще не вышла на нерест (конец мая). У рыбаков в нашем крае сложилось много своих примет, связанных с удачной рыбалкой, путиной. Во время путины рыбаки должны ходить в одной и той же одежде. Перед выходом на путину нельзя ничего давать из дома, нельзя расплачиваться деньга-ми в магазине. Если выехал на воду, а там «мошка» столбом – жди норд-веста, рыбалки не будет. Самый хороший ветер – «зюйд», юго-восточный, при нем рыба хорошо ло-вится. То, что приносили домой рыбаки, после рыбалки, называется «взять на котел» Своеобразны названия в элементах одежды рыбаков Нижнего Поволжья. «Бахи-лы» – это кожаные штаны и чулки вместе, как одежда неводных рабочих в холодное время. «Полубахилы» – кожаные чулки. Сверху на них одевались «поршни» – вид ко-жаных лаптей, которые подвязывались. Сохранились названия предметов рыбацкого инвентаря, элементов орудий лова: «кутец» – главная часть вентеря, сетчатый мешок; «мотня» морского невода находится посередине сетного полотна, «клячи» – деревянные шесты, которые прикрепляются к подборам крыла невода, есть бежной и пятной клячи, соответствующие крыльям; «урез» или бежной аркан, веревка, равная длине невода, жарник – рыбацкая печка вроде ведра, на которое устанавливался котел и т.д. Из поколения в поколение передавались волжские легенды, были, сказания, предания. По одной из легенд, недалеко от острова Чистая Банка, ныне Лиманского района, где был найден клад шведских монет (пер. пол. XVII в.), проходил военный морской парусный корабль «Орел», предназначенный для защиты торговых судов от пиратов, разбойников и разрастающейся казачьей вольницы. Вероятен факт прохождения торговых путей в районе села Вышка Лиманского района в период средневековья, так как, по свидетельству очевидцев, большое количество монет было найдено охотниками также в этом районе. Каждое село Икрянинского района имеет свою легенду, связанную с его назва-нием (Ниновка, Харбай, Сергиевка, Житное, Маячное и т.д.). Старожилы Оранжереи знают историю своего села, связанную с вытопкой жира по берегу реки Подстепная Басарга. На берегу реки стояли медные котлы, в которых вытапливался жир, это место называлось жиротопня, жирельня. Старые жители, бабушки, говорили – «пошла на жирельню», «пошла в жирельное». Другая версия названия села связана с оранжереями – теплицами, где выращивались цветы, заморские фрукты, овощи, устроенные купцами Сапожниковыми. Наш край богат легендами о русалках, которые часто встречались рыбакам, ра-ботницам, работавшим в ночь на плоту. Ведь все рыбацкие поселения были окружены густыми зарослями камыша, в которых, как считалось, жили и русалки, и водяные. Ин-тересны были, легенды о рабочей смекалке, рыбацкой хитрости. Камыш и рыба – это основные достопримечательности нашего края. Из камыша строили дома (камышанки), городили заборы, крыли крыши. Камышом топили. Зеле-ным и высушенным камышом кормили скотину. Местное население занималось заго-товкой камыша, причем труд это был очень тяжелый. Своеобразны для нашего края названия рыбных блюд. В астраханском крае из-вестны рецепты приготовления двойной, тройной ухи. «Гальджа» – блюдо из сома, судака. Приготавливается таким образом, что крупные куски нарезанной рыбы, пересыпанные солью, перцем, томятся в собственном жиру, в котле, с добавлением небольшого количества воды. (По словам местного жителя Соколова Геннадия Михайловича, 1937-2015 гг.) Приемы работы рыбаков отразились в рыбацких частушках. Четверостишие, на-поминающее собой частушку, впервые было напечатано в 1866 году на украинском языке в «Астраханском справочном листке». Среди промысловых работниц бытовали сатирические частушки, объектами насмешек которых, прежде всего, выступали непо-средственные угнетатели и притеснители рабочих – приказчики и другие начальники рыбных промыслов. Наш приказчик Андриан С утра до ночи пьян. У хозяина берет, А матаням раздает. В самом неприглядном и страшном виде дан в частушке образ барина, который не только аморален, но жесток и бессердечен. Беспробудный пьяница, этот барин тво-рит произвол, насилие, он обирает и разоряет рыбаков, доводя их до полной нищеты и кабалы. Барин по морю плывет, Он на острове живет. Сетки, рыбу отбирает Да матанек награждает… Термин «Матаня» демонстрирует обращенность к жизни. Матаня – это молодой человек, чаще – девушка, милуй сердцу человек. Сколько по морю не плавал – Моря дна не доставал. Сколько в девок не влюблялся- По Матаньке тосковал В русском языке термин «Матаня» имеет общее значение с глаголом «мотаться»: Ой, матаня, ты матаня. Какая мотучая, Сама себя измотала, И меня замучила. Образ жестокого управляющего представлен в былях, сказаниях нашего края. Известна быль, записанная со слов Кордзая Валентины Александровны (1935-2016 гг.), жительницы села Оранжереи. Ее бабушка Соболева Ольга Гавриловна, 1882 г. рождения работала Оранжерейном рыбном промысле фирмы «Братьев Сапожниковых». «Работали женщины - резалки и днём, и ночью. За рабочими следил приказчик. Однажды её подруга заснула на лавке, разделывая рыбу. Когда приказчик это увидел, он избил её плетью» Примером жесткого обращения с рыбаками, работницами служит быль об од-ном из управляющих Оранжерейнинского промысла. Записана она со слов Молосто-вой Любовь Васильевны - старшего научного сотрудника филиалом музея с. Оранже-реи, годы работы 1991 – 2011 гг. «Известны случаи жесткого обращения управляющего Оранжерейным рыбным промыслом – разорившегося дворянина Дмитрия Каманского, служившего в 1830–1840-х годах. Он штрафовал и бил рабочих за малейшую провинность, бесчестил женщин, особенно измывался над калмыками, киргизами, казахами, как самыми бесправными людьми на промыслах. Любимым занятием Каманского было до смерти пороть обловщиков. Ненависть управляющий заслужил всеобщую. Его дом поджигали – не сгорел, на него ночью напали – отбился плетью со свинчаткой. Один раз его подкараулили, выпороли, посадили в бударку, пустили по течению. Но опять ему повезло, лодку спасли. Злоумышленников нашли, наказали. Но зверства Каманского получили огласку, хозяева были вынуждены его уволить» (Л.В. Молостова). В 90- годы несколько рыбацких частушек записала старший научный сотрудник музея села Оранжереи Л.В. Молостова О горькой доли ватажниц говорится в следующей частушке: Мы с товаркой режем, режем. Скамеечка крайняя. Она любит плотового, А я – материального. «Товарки» или резалки – это раздельщицы рыбы на рыбных промыслах, которые сидя верхом на скамейках попарно, одна против другой, разделывают, потрошат рыбу. Поскольку эти женщины работают попарно, их стали называть «товарками». В совет-ский период товарки - это не только резалки, но и низальщицы, рыбообработчицы, ко-торые работают рядом, на производственном процессе. «Материальный» – рабочий, который работает на складе, «плотовой» – тот, кто работает на плоту. Частушки поднимали на труд: Часты, ясны небеса. Завиднелись паруса, Рыбой полные подчалки. Выходи на плот, резалки. Название ветра «Моряна» также фигурирует в частушках: Что шумишь, Моряна, сильно, Не боимся мы штормов. К сроку выполним заданье, К сроку выедем на лов. В частушках воспевается трудовой, патриотический подъём, характерный для социалистического этапа развития страны, развития промышленного производства. Я на сейнере – рыбачка, Ты на сейнере – рыбак. Третий план мы выполняем. Вот работать надо как. Музыкальное, песенное творчество как форма фольклорного наследия наиболее интересно. В данной статье оно представлено на примере культуры русских народов. Астраханские народные песни – это, в основном, лирические трудовые песни и припевки. В селе Оранжереи с особым патриотическим подъемом исполнялись песни, посвященные родному поселку, Волге, трудовому подвигу «тружеников моря». Прав-диво отражая многие стороны жизни рыбаков Волго-Каспия, рыбацкие песни воссоз-дают прошлое астраханского края, являются его «художественной историей». Песня «Морской закон» исполнялась коллективом хора ветеранов «Огонек», народного хора «Волжанка». Автор неизвестен. Коллективы хора «Огонек» поселка Оранжерейное, народного хора «Волжанка» исполняли песни, посвященные нелегкому рыбацкому труду, воспевали свое родное Понизовье, село Оранжереи. Текст песни «Мы затопим шелковые невода», как один из вариантов астраханской рыбацкой песни, автором статьи был записан со слов ветеранов хора «Огонек», «Волжанка», жителей с. Оранжереи - Кузьминой Лидии Сергеевны, 1939 г.р., Фирсовой Таисии Георгиевны, 1937 г.р. Песня исполнялась в разных вариациях. Тексты песен приведены в книге «Русские народные песни Астраханской области» [1, с.11, 12, 13]. Мы затопим шелковые невода Мы затопим шелковые невода, Мы затянем белу рыбицу со дна… Мы затянем белу рыбицу со дна. Станем рыбицу выспрашивати… Станем рыбицу выспрашивати. Хорошо ли тебе, рыбка, без воды, Хорошо ли тебе, рыбка, без воды, Хорошо ли тебе, девка, без любви… Занимаясь изготовлением сетей, их ремонтом, женщины дружно исполняли эту песню за работой. Отражая историю жизни рыбачек, она перекликается с любовной тематикой. Несмотря на тяжелый, суровой труд женщин – рыбачек, молодых девушек, тянущих невода, наравне с мужчинами, они не представляют свою жизнь без любви: «Хорошо ли тебе, рыбка, без воды? Хорошо ли тебе, девка, без любви?» Эта песня имела разные вариации: «Мы закинем шелковые невода» Мы закинем шелковые невода, Мы затянем белу рыбицу со дна. Кака воля, тебе рыбы без воды? Кака воля красным девкам без ребят? Вариант трудовой рыбацкой песни записан в Камызякском районе. В таком ва-рианте она также исполнялась хором «Огонек», «Волжанка» с. Оранжереи: «Мы поедем во иные города» Мы поедем во иные города. Мы закинем шелковые невода, Ой, да мы закинем шелковые невода! Мы затянем белу рыбицу со дна. «Эх, да мы поедем во иные города!» – рыбацкая песня, исполняемая при руч-ной неводной тяге уреза. Первые шесть строк – часть песни непосредственно трудового характера, остальной текст – из общераспространенных лирических песен. Эта песня записана в городе Астрахань. Эх, да мы поедем во иные города (эх), Эх, мы закупим шелковые невода. Мы закинем шелковые невода, Мы затянем белу рыбицу со дна. Эх, и мы затянем белу рыбицу со дна, Станем рыбицу выспрашивати… Песня «Мы затопим шелковые невода» является одним из лучших образцов ры-бацкого фольклора нашего села. О селе Оранжереи писали местные авторы, в том числе Покровский Илья Нико-лаевич (1925-2099 гг.), участник Великой Отечественной войны, один из организаторов создания музея. Он – автор гимна села Оранжереи «Наш поселок». Покровский И.Н. написал немало песен для репертуара хора ветеранов «Огонек», есть здесь и «Сказ о селе Икряное». Попов Михаил Данилович (1933 г.р.), бывший работник культуры – хореограф, художественный руководитель Дома культуры с. Оранжереи в 1960- х годах. Стихо-творение Михаила Попова «Рыбацкий посёлок» легло в основу песни, которую испол-нял хор ветеранов села «Огонёк». Попов Михаил Данилович писал, пусть непрофес-сиональные, но глубоко прочувствованные свои стихи о селе. К 275-летию села, 90-летию Икрянинского района в 2015 г. он написал стихотворение «Низовье». Наши земляки – астраханские поэты – Геннадий Ростовский, Галина Шапошни-кова, продолжая творчество ветеранов, пишут свои стихи о селе, которые ложатся на музыку, пополняя песенный жанр творческих коллективов. Времена меняются, меняется строй, меняется уклад жизни. С упадком гидроло-гического режима, с оскудением рыбных запасов, биоразнообразия, исчезает и боль-шой, интереснейший культурно-исторический пласт. Людей, являющихся носителями фольклорного наследия, становится всё меньше. Образцы рыбацкого фольклора, пред-ставленные в данной статье, относятся к более позднему периоду в истории местных поселений, но сохранять необходимо все. Это уже история, по которой можно будет судить о состоянии традиций в наше время. Задача местных краеведов, историков состоит в необходимости сбора, изуче-ния, сохранения и обобщения уникального культурного наследия рыбацких сел, чтобы рыбацкий фольклор не только сохранился, но и жил, как в музыкальном, песенном на-чале, в исполнении частушек, так и в нематериальном наследии в виде легенд, сказок, оставаясь формой культурной аутентичности (достоверность передачи, подлинность образа) народов местного поселения. Именно этот отличительный признак нижневолжской культуры сможет противостоять засилью современной массовой культуры. Источники и литература: 1. Самаренко В. П., Этингер М. А. Русские народные песни Астраханской области. М.: Всесоюзное издательство «Советский композитор», 1978 г. 2. Ширяева С.Г. Фольклорное наследие рыбацкого села// Сайт АМЗ, рубрика «Это интересно». 12.03.2015 г. 3. Песни «Мы затопим шелковые невода», «Морской закон» записаны со слов жи-телей с. Оранжереи Т.Г. Фирсовой, Л.С. Кузьминой, ветеранов хора «Огонек» дома культуры села Оранжереи Икрянинского района. 4. Стихи Покровского И.Н. «Наш поселок», «Сказ о селе Икряное» жителя с. Оранжереи// Из личного архива, рукописи// 1980-1990 гг. 5. Стихи Попова М.Д. «Рыбацкий поселок», «Низовье» жителя с. Оранжереи// Из личного архива, рукописи// 2015 г. 6. Стихи Шапошниковой Г.И. «Родное село», астраханской поэтессы // Личные рукописи // 28.07.2020 г. 7. Частушки записаны Молостовой Л.В., жительницей с. Оранжереи, ст. научным сотрудником музея села Оранжереи, 1990-е г. Приложение. 1) Астраханская рыбацкая песня «Мы затопим шелковые невода», исполняемая хором ветеранов «Огонек» народным хором «Волжанка» с. Оранжереи 1980, 1990-е гг. Мы затопим шелковые невода Мы затопим шелковые невода, Мы затянем белу рыбицу со дна. Мы затопим шелковые невода, Мы затянем белу рыбицу со дна. Мы затянем белу рыбицу со дна. Станем рыбицу выспрашивати. Мы затянем белу рыбицу со дна. Станем рыбицу выспрашивати. Станем рыбицу выспрашивати. Хорошо ли тебе, рыбка, без воды, Станем рыбицу выспрашивати. Хорошо ли тебе, рыбка, без воды, Хорошо ли тебе, рыбка, без воды, Хорошо ли тебе, девка, без любви. Хорошо ли тебе, рыбка, без воды, Хорошо ли тебе, девка, без любви. Мы затопим шелковые невода, Мы затянем белу рыбицу со дна. Мы затопим шелковые невода, Мы затянем белу рыбицу со дна. 2) Песня «Морской закон», автор неизвестен. Исполнялась коллективом хора ве-теранов с. Оранжереи «Огонек» 1980-е г. Морской закон Живем мы на Волге, Могучей реке, на реке, И если уедем, Грустим вдалеке Припев: Ой, ты, Волга, чайки летят над волной. Ой, ты, Волга, Край родной Поселок рыбацкий над Волгой Стоит много лет. «Нет лучше его, – каждый здесь говорит, В мире нет» Припев: Ой, ты, Волга, чайки летят над волной. Ой, ты, Волга, Край родной Здесь в каждой семье рыбаков С моря ждут, очень ждут. Встречать рыбаков на причал Все идут, все идут. Припев: Ой, ты, Волга, чайки летят над волной. Ой, ты, Волга, Край родной На свете теплее Родных огоньков не видать. Нежнее и краше подруг рыбаков Не сыскать, не сыскать Припев: Ой, ты, Волга, чайки летят над волной. Ой, ты, Волга, Край родной. 3. Стихи Покровского И.Н., жителя с. Оранжереи «Наш поселок», ставшие гим-ном села Наш поселок Там, где Волга вливается в Каспий, На одном из ее островов, Есть поселок с красивым названьем, Это – Родина наша, наш кров. Рыбаки, обработчики рыбы С давних пор в том поселке живут, Сотни центнеров рыбных продуктов Каждый год Россиянам дают. Славим мы тебя Оранжереи, И везде мы гордимся тобой. Наш поселок с красивым названьем, И Подстепкою нашей рекой. И пока будут Волга и Каспий, Будет жить, и трудиться, цвести Наш поселок – частица России, Уголок Астраханской земли. 3. Сказ о селе Икряное. Покровский И.Н. 1995 г. На Волге, правом берегу, В конце ее течения Стоит старинное село Районного значения. Селились люди здесь давно. Селу и имя дали. Он тогда свое село «Икряное» назвали. Наверно, люди хорошо Икры значенье знали, Когда название села Они с икрой связали. Я слышал много раз, Что будто предки наши Здесь ели ложками икру, Как мы супы и каши. С тех пор прошло уж много зим, И весен пролетело. Село Икряное росло, Росло и хорошело. А семь десятков лет назад, Когда район создали, Его по имени села Икрянинским назвали. Тогда Икряное – село В районе стало главным. В большом районе трудовом, Людей, делами славным. По Волге в Каспий ты плывешь, Обратно ль возвращаешься, Ты на своем пути всегда, С Икряным повстречаешься. Плывешь ты в штиль или норд-вест, А может и с моряною, Давно в Икряном нет икры, Но все ж… село Икряное… 5. Стихи Попова М.Д., жителя с. Оранжереи «Рыбацкий посёлок» Рыбацкий поселок Спит рыбацкий посёлок, Только мне не спится. Да звезда, спросонок, Вдаль воды глядится. Волга, Волга, Широки раскаты, До чего ж красивы Волжские закаты. На седьмой огнёвке, Здесь моя бригада, Шепчет мне ветёлка: «Вам бы встречи надо». Волга, Волга, Широки раскаты, До чего ж красивы Волжские девчата. Вот когда последний Лист спадёт с ветёлки, Будет наша свадьба, Здесь у нас, в посёлке. Волга, Волга, Спят Оранжереи. Только мне не спится, Приезжай скорее 6. Стихи Попова М.Д., жителя с. Оранжереи «Низовье» Низовье Низовье, милое низовье. Зашумит моряною в листвах. А кругом певучее раздолье, И Волга – матушка несёт нас на руках. О, не спеши, дай наглядеться, На царство божие твоё, И сердцу, сердцу дай согреться, О милое низовье моё. Дай заглянуть в деревушку, По переулочкам пройти, Услышать милую кукушку И свою улочку найти. Открыть скрипучую калитку, Войти во двор, и вот она, Стоит избушка в три окошка, И умывальник у крыльца. А на пороге мать – старушка, Скрестила руки на груди. Седые волосы, как иней, На плечи мамины легли. Вошли мы в дом, а в доме тихо, Прохлада за душу берёт. Здесь так уютно, и так мило, И детство в памяти встаёт. Пришли на кухню, а там сладко Пахнет испечённым пирогом. И вот уже я с милой мамой Сижу за праздничным столом. Не надо, мама, Христа ради, Грустить сегодня за столом. Давай – ка, кружку, налей нам малость, И затанцует всё кругом. 7.Стихи Шапошниковой Г.И., 28.07.2020 г. Чайки над волнами реют, А цапля стоит изваянием… Кланяюсь Оранжереям – Селу с необычным названием. РОДНОЕ СЕЛО Может Бог прикоснулся к плечу, Или ветер игривый, апрельский, Но на крыльях я в детство лечу, Ощущая в груди воздух сельский. С ивняком погрущу у села, И вдохну запах трав, запах ила. Пусть судьба далеко занесла – В волжском крае я черпаю силы. Припев: Моё село живёт у синей речки, Там детства дни и юность пронеслись, И нет родней дощатого крылечка, И тополь – друг мой, улетает ввысь. Ранней птицей проснусь на заре, Взгляд скользнёт по речной, синей глади, Вёсла с удочкой ждут во дворе, Обещая с рыбалкой поладить. Ничего нет вкуснее ухи, Чаще пусть на крючке окунь бьётся, Ветер с ивами шепчут стихи, Благодать тихой музыкой льётся. Припев: Моё село живёт у синей речки, Там детства дни и юность пронеслись, И нет родней дощатого крылечка, И тополь – друг мой, улетает ввысь. Вспомню детство, баркас и чилим, И каспийскую нашу белугу, И покажется даже святым Дым костра у прибрежного луга. Всё мне к сердцу: на лодке смола, Говорок и любимые лица, И за крепость родного села В Божьем храме я буду молиться. Припев: Моё село живёт у синей речки, Там детства дни и юность пронеслись, И нет родней дощатого крылечка, И тополь – друг мой, улетает ввысь. Автор Ширяева С.Г.
Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!