Астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник Чернобыль в судьбе оранжереинцев
Russian
English
Arabic
Chinese (Simplified)
Chinese (Traditional)
French
German
Italian
Japanese
Kazakh
Portuguese
Spanish
Turkish
  1. Это интересно
  2. Чернобыль в судьбе оранжереинцев

Чернобыль в судьбе оранжереинцев

29 октября 2021 Просмотров: 435
К 35 – летию со дня аварии на Чернобыльской атомной электростанции. 26 апреля 2021 г. исполняется 35 лет со дня крупнейшей техногенной катастрофы ХХ века – аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Чернобыльская атомная станция являлась одной из крупнейших в мире, находится на Украине. Ко времени аварии на ЧАЭС действовали четыре энергоблока на базе реакторов РБМК-1000 (реактор большой мощности канального типа) с электрической мощностью 1000 МВт каждый, промышленный пуск реактора был осуществлен в декабре 1983 г. Ещё два аналогичных энергоблока строились. Пятый энергоблок был завершён на 80 %. Для шестого энергоблока успели выкопать котлован. ЧАЭС производила примерно десятую долю электроэнергии УССР. 26 апреля 1986 г. на Чернобыльской АЭС готовились к остановке 4 энергоблока на планово – предупредительный ремонт, во время которого предполагалось проведение эксперимента с обесточиванием оборудования АЭС и использованием механической энергии выбега ротора турбогенератора для обеспечения работоспособности систем безопасности энергоблока. Вследствие диспетчерских ограничений остановка реактора несколько раз откладывалась, что вызвало определенные трудности с управлением мощностью реактора. Для поддержания необходимой мощности операторами вопреки инструкциям были извлечены практически все регулирующие (поглощающие) стержни, а также был допущен ряд других грубых нарушений эксплуатационных режимов вплоть до отключения аварийных систем защиты. 26 апреля в 1 час. 24 мин. произошел неконтролируемый рост мощности, который привел к взрывам и разрушению значительной части реакторной установки. В результате аварии в окружающую среду было выброшено сотни миллионов кюри радиоактивных веществ, которые распространились на широкую территорию окружающей среды. 26 апреля была организована правительственная комиссия во главе с заместителем председателя Совета Министров СССР Б.Е. Щербиной, которая в этот же день прибыла на место. Работа правительственной комиссии сконцентрировалась на аварийном энергоблоке, проблемах 30- км зоны отчуждения, строительстве объекта «Укрытие», пусков 1 и 3 энергоблоков. Первым этапом ликвидации аварии на ЧАЭС было тушение огня в реакторном зале, и на крыше, под которой был турбогенератор. Спецотдел пожарной охраны электростанции совместно с пожарными из соседних городов Чернобыля и Припяти ликвидировали огонь в течение трех часов после взрыва. Из средств защиты у пожарных были только брезентовая роба, рукавицы, каска. При выполнении спасательных работ многие пожарные получили большие дозы радиации, а некоторые даже смертельные. Однако в самом сердце реактора все ещё продолжал гореть графит. Чтобы предотвратить распространение радиации в окружающую среду, реактор был засыпан 5000 т. бора, доломита, глины, свинцовыми смесями, который сбрасывал вертолет, летающий над ним. Спустя две недели советские государственные органы управления решили укрыть разрушенный энергоблок саркофагом – железобетонной конструкцией с собственной системой охлаждения. К ликвидации последствий аварии было привлечено беспрецедентно большое количество лиц, в том числе военнообязанных запаса, около 600 тыс. В 30-километровую зону вокруг ЧАЭС прибывали специалисты, командированные для проведения работ на аварийном блоке и вокруг него, а также воинские части — как регулярные, так и составленные из срочно призванных резервистов. Всех этих людей позднее стали называть «ликвидаторами». Они работали в опасной зоне посменно: те, кто набрал максимально допустимую дозу радиации, уезжали, а на их место приезжали другие. Основная часть работ по ликвидации последствий аварии была на Чернобыльской АЭС выполнена в 1986 – 1987 гг., в них участвовали порядка 240 тыс. человек, в том числе оранжереинцы. Чернов Геннадий Николаевич, 1943 г.р., урожденный с. Оранжереи, рядовой. Мобилизован на ликвидацию аварии с августа 1986 г. по январь 1987 г. Бузычкин Юрий Георгиевич, 1941–2002, урожденный с. Оранжереи. Участвовал в ликвидации аварии с 24.08.1986 по 04.10.1986. Марченко Сергей Владимирович, 1964–2008, участвовал в ликвидации аварии с 08.10.1986 по 11.11. 1986. Мадеко Валерий Петрович, 1950- 2011, участвовал в ликвидации аварии с 04.09.1986 по 19.11.1986. Он участвовал в зачистке крыши 4 энергоблока, сбором графитных стержней, разбросанных на территории. Валерий Петрович вспоминал, как многие из сослуживцев, чтобы подзаработать, старались занижать результаты полученного облучения, чтобы дольше остаться на опасной территории, больше заработать соответственно, не понимая до конца опасность радиационного облучения. К сожалению, на здоровье многих ликвидаторов это сказалось отрицательно. Скрипченков Петр Васильевич, 1951 - 2009, урожденный с. Оранжереи, Принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС с 25.10 1986 по 21.12.1986 гг. Получил дозу облучения – 18,3 рентген. Петр Васильевич получил специальность слесаря – сантехника, работал сварщиком, сантехником в рабочем поселке Алгаза, в последние годы от организации «Водоканал» с. Оранжереи. Был мобилизован на военные сборы в октябре 1986 г. Икрянинским РВК, отправлен в г. Припять (город-спутник ЧАЭС). В течении 18 дней проходил учебные курсы, получив специальность – химик – дегазатор при в/ч №15448, затем поступил в в/ч № 61753, где прослужил в течении 58 дней химиком – дегазатором. Петр Васильевич вспоминал, как служащих возили на автобусе на место аварии, где они зачищали электростанцию от радиоактивной пыли, вывозили грунт. В дальнейшем его перевели сантехником на кухню в палаточном городке. Героический труд Скрипченкова П.В. отмечен наградами: знак нагрудный «В память о ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС» XX лет от Президиума Центрального Совета Союза «Чернобыль», знак нагрудный «Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС», знак нагрудный «За заслуги I степени”, как ветерану Чернобыльского движения, грамота за активную и самоотверженную работу по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС от командования в/ч 61753. По возвращению домой, на здоровье стало сказываться полученное облучение, скончался он в возрасте 58 лет. Стерляков Александр Михайлович, 1966 г.р., урожденный с. Оранжереи. На ликвидации аварии принимал участие с августа 1987 по декабрь 1987 гг. Отмечен наградами: знак нагрудный «В память о ликвидации катастрофы на ЧАЭС» 1986 -2011, благодарностями. Для привлеченных к ликвидации аварии лиц Минздравом СССР было принято значение дозового предела в 25 бэр: ниже этого уровня радиационные поражения не наблюдаются. Вместе с тем не всегда был организован четкий дозиметрический контроль, и обстановка зачастую складывалась так, что этот предел мог сознательно превышаться. В первые дни основные усилия были направлены на снижение радиоактивных выбросов из разрушенного реактора и предотвращение ещё более серьёзных последствий. Например, существовали опасения, что из-за остаточного тепловыделения в топливе, остающемся в реакторе, произойдёт расплавление активной зоны ядерного реактора. Были приняты меры для того, чтобы предотвратить проникновение расплава в грунт под реактором. В частности, в течение месяца шахтёрами был вырыт 136-метровый тоннель под реактор. Для предотвращения загрязнения грунтовых вод и реки Днепр в грунте вокруг станции была сооружена защитная стена, глубина которой местами доходила до 30 метров. Также в течение 10 дней инженерными войсками были отсыпаны дамбы на реке Припять. Затем начались работы по очистке территории и захоронению разрушенного реактора. Вокруг 4-го блока был построен бетонный «саркофаг» (так называемый объект «Укрытие»). Так как было принято решение о запуске 1-го, 2-го и 3-го блоков станции, радиоактивные обломки, разбросанные по территории АЭС, и на крыше машинного зала, были убраны внутрь саркофага и забетонированы. В помещениях первых трёх энергоблоков проводилась дезактивация. Строительство саркофага было начато в июле и завершено в ноябре 1986 года. В нем приняли непосредственное участие только строителей около 90 тысяч человек. При выполнении строительных работ 2 октября 1986 года возле 4-го энергоблока, зацепившись за трос подъёмного крана в трёх метрах от машинного зала, потерпел катастрофу вертолёт Ми-8, и его экипаж из 4 человек погиб. Мухамеджанов Ирназар Минажевич, 1947 г.р., урожденный с. Светлое Икрянинского района. С 23 марта 1987 г. по 29 апреля 1987 г. принимал участие в работах по ликвидации последствий аварии, получил облучение – 12 рентген. В феврале 1987 г. был мобилизован Икрянинским РВК, после прохождения медкомиссии было объявлено, что военнообязанных собирают на 6 – месячные сборы. Из Астрахани по железной дороге срочники попали в Минводы, ст. Белореченск, оттуда через пересыльной пункт – в г. Майкоп. Здесь Ирназар Минажевич прошел обучение, в течение месяца, на авторазливочной станции по специальности – химик – дегазатор. После прохождения обучения по разнарядке с 10-ю сослуживцами он был направлен в г. Белая церковь, где дислоцировались войска Ленинградского военного округа. Оттуда через пересыльный пункт – в с. Доманевка, в 60- км. от Чернобыля в в/ч 22317, командир – подполковник А. Онищенко, Ленинградский военный округ. На территории части был развернут палаточный городок со столовыми, клубами, данями. Военные располагались в больших палатках, обшитых деревом. Временное помещение отапливалось печью. В лагере вечером проходила разнарядка, где осуществлялось распределение на работы на следующий день. Тот, кого по списку не вызывали, оставался в лагере. Первое распределение на работу в радиационной зоне Мухамеджанов И.Н. получил через несколько дней, после прибытия, с 4- х утра не мог спать, думал о предстоящем задании. Конечно, психологически ребятам приходилось очень тяжело. Военных привозили на машинах к электростанции, сопровождали в комнату отдыха, где находилась проверенная чистая от радиации зона. Здесь срочники получали респираторы «Лепесток», на военную форму сверху надевали защитные фартуки из свинца для работы на крыше, дозиметры. Командир распределял служащих. Работали в подвалах станции, на крыше бригадой по 20- 30 человек, а также на очистке бетонного забора. Для этого выдавались ведро с дезактивирующим раствором, веник, швабра, тряпки Если спускались в подвал, не разрешалось открывать люки, так как внизу было повышенный уровень радиации. Командир подводил к определенному люку, посылал 2-3- х человек, которые спускались в люк, в течение 3- 5 мин в перчатках обрабатывали помещение, протирали тряпками с дегазационными средствами, потом по стуку, поднимались вверх, на их место спускались другие. Если работали на крыше реактора, то одевали дополнительно свинцовый фартук на грудь, чтобы уменьшить облучение. Поднимались в два ряда по лестнице, по очереди работали на одном участке по 2-3 человека. Очищали крышу вручную от мусора, мастики с помощью лопат соскабливали весь слой, который был облучен, мусор скидывался в контейнер, потом вертолеты скидывали содержимое в разлом. По микрофону объявляли команды: «поднимайтесь», «спускайтесь». Находились на крыше около 3 – х мин, из – за высокой степени облучения. На обработке бетонного забора, служащие в перчатках мыли с раствором стены, поднимаясь на лесах. По окончании работ, у ликвидаторов проверяли уровень полученной радиации, по показаниям дозиметров. Если показания превышали уровня 1 рентген, то срочника сразу переводили в другое место, направляли в госпиталь. Потом проходила дезактивация: в грязной зоне служащие шли в душ, перед душем также определяли радиационный фон, снимали все спецодежду, скидывали в мешки, мылись, после этого получали чистое белье, одевали в раздевалке свою форму. По окончании работ ликвидаторов в группах на машинах вывозились в палаточный городок. Здесь, уже в чистой зоне, опять принимались меры по дезактивации, дозиметрия, служащие снимали форму, белье, мылись в душе. Белье, форму собирали в мешки – на уничтожение. Если было превышение радиационного фона у срочников, то их тут же направляли в госпиталь. За выполнение работ по ликвидации последствий аварии служащие получали зарплату в 5-ти кратном размере, превышающую их среднюю зарплату. Многие старались больше заработать, соглашались идти добровольцами на самые опасные участки. Случались неординарные случаи. В подвале был случай, когда, не послушавшись приказания командира, один из ребят открыл люк, получив большую дозу облучения. Он поступил в госпиталь, затем был списан. Находясь в учебке, он познакомился со служащим, принимавшем участие в поднятии Красного знамени на вентиляционной трубе ЧАЭС. Так например, 1 октября 1986 г. на вентиляционной трубе ЧАЭС дозиметристом спецразведки Александром Юренко – начальником отряда спецразведки штаба Минобороны СССР, Валерием Сатродумовым – заместителем начальника того же отряда, Александром Сотниковим – офицером Минобороны СССР было установлено красное знамя в честь послеаварийного пуска 1- го энергоблока и, как символ победы и мужества ликвидаторов, участвующих в дезактивационных работах на кровлях энергоблока в условиях сверхвысоких полей радиации. В 1989 г. знамя сняли и поделили между ликвидаторами, но позднее в 2000-х годах части знамени были переданы в национальный музей «Чернобыль» в г. Киев. Ирназар Минажевич предупреждал сослуживца, вызвавшегося добровольцем, установить флаг на трубе ЧАЭС, в ознаменование очередного трудового подвига, что тот может получить смертельную дозу радиации, но он поступил по – своему. Поднявшись по трубе, он установил флаг, но когда спустился вниз, то обнаружилось, что от облучения сразу вылезли волосы, срочника списали и отправили в госпиталь. По демобилизации Мухамеджанов И.М. вернулся на родину, работал в колхозе «Каспий» с. Ниновка. В качестве компенсации он получает денежные выплаты, субсидии на продукты, пользовался санаторно - курортным лечением в Тинаки, Кисловодске. Состояние здоровья, конечно, ухудшилось, появилась гипертония, проблемы с кожными заболеваниями. Мухамеджанов И.М. был отмечен следующими наградами: трудовыми грамотами, благодарностями от колхоза «Каспий», как рабочий стройцеха за ударный и высокопроизводительный труд в 1986 г.; грамотами от командования в/части № 15488, № 22317, от Печерского райкома Компартии Украины в 1978 г.; грамотой за высокие показатели в боевой и политической подготовке, проявленных на учебных сборах по подготовке специалистов химических войск для ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС; нагрудным знаком «За ликвидацию последствий аварии ЧАЭС» 1987 г. от командования в/ч ЛенВО; нагрудным знаком «Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС», нагрудным знаком «В память о ликвидации катастрофы на ЧАЭС». 1986 -2011. Байбеков Рафик Кадырович, 1950- 2005, рядовой, участвовал в ликвидации аварии на ЧАЭС. Костарнов Сергей Васильевич, 1956–2208, участвовал в ликвидации аварии с 14.04.1988 по 13.08.1988. Чуваев Николай Алексеевич, 1954 – 1999 гг., урожденный г. Астрахань, мобилизован с апреля 1988 по август 1988 гг., инвалид 3 гр. После окончания школы и ПТУ в г. Астрахань, работал водителем. В 1990- е г. молодая семья Чуваевых переехала в с. Хмелевое Икрянинского района. Николай Алексеевич работал водителем в строительных организациях, затем в хлебопекарне. В апреле 1988 г. ему пришла повестка от военкомата на срочные сборы. Мобилизован вместе с земляком Костарновым Сергеем Васильевичем, но служили они в разных местах. Николай Алексеевич работал на 4- м реакторе, бригадиром. Он обучался на курсах учебного пункта Чернобыльской АЭС с 10 по 14 июля 1988 г. по специальности оператор монтажного пистолета ПЦ – 52 -1 и ПЦ – 84. Рассказывал, о том, что срочники выполняли работы по зачистке мусора, строительных конструкций, радиоактивного грунта, который вывозили водители за пределы аварии, дезактивировали помещения, зачищали радиоактивную пыль со всех поверхностей. За участие в ликвидации последствий аварии Чуваев Н.А. был награжден благодарностями от в /ч 55237, нагрудным знаком «Участник ликвидации аварии» По приезду домой, родные всю одежду сожгли, поскольку фон радиации был повышен. В справке указано, что он получил дозу облучения – 4,6 рентген. У родных сохранился вымпел с его фотографией и видом разрушенного четвертого реактора Чернобыльской АЭС, благодарственные письма, нагрудный знак. Признаки болезни после возвращения домой появились не сразу, впоследствии начались проблемы с сердцем, перенес инфаркт миокарда, встал на учет в областную Александровскую больницу. В связи с ухудшением здоровья ему была присвоена 3 гр. инвалидности. В итоге, он скончался от коронарной недостаточности в 44 года В семье выросло двое детей, трое внуков. Чуваева Вера Васильевна – ветеран труда, имеет трудовой стаж - 35 лет. Она с благодарностью вспоминает коллектив Икрянинской организации Союза Чернобыльцев. В 2011г. они встречались на открытии памятника погибшим чернобыльцам в с. Икряное. Стрельцов Александр Павлович, 195 –2006, участвовал в ликвидации аварии с 01.1988 по 03.1988. Монголов Сергей Петрович, 1956 –2011, участвовал в ликвидации аварии с 01.1988 по 03.1988. Губанов Дмитрий Спиридонович, 1961 г.р., урожденный г. Тбилиси Грузинской ССР, воин – интернационалист, участвовал в Афганской войне с 1980 по 1982 гг. Дмитрий Спиридонович принимал участие в строительстве г. Славутич, как нового города для постоянного проживания работников Чернобыльской АЭС и членов их семей после аварии на ЧАЭС. Город начали создавать сразу после аварии на Чернобыльской атомной электростанции в 1986 году. Ведь нужно было срочно переселять эвакуированных работников и их семьи. К работе привлекли архитекторов и строителей из восьми республик Советского Союза. Уже через два года появился город с тринадцатью кварталами, у которых были стиль и названия в соответствии с национальностями его архитекторов. Среди них, например, — Тбилисский, Бакинский, Ереванский, Вильнюсский. Губанов Д.С. проживал в Тбилиси, с 1987 по 1988 г. он был командирован от строительной организации, где работал крановщиком, на строительство г. Славутич, Тбилисского квартала. В связи с тем, город находился в 50 – км от Чернобыльской АЭС, никаких документов на получение льгот, он не получил. Но он лично внес свой вклад в дело восстановления нормальной жизни чернобыльцев, в первую очередь жителей г. Припять, эвакуированных из опасной зоны заражения. В 1990 – е годы семья переехала в с. Образцовое Икрянинского района, из – за Грузино – Абхазского конфликта. В настоящее время он работает в охранной службе предприятия ООО «Оранжереинские деликатесы» В наши дни на территории Оранжерейного муниципалитета в живых «ликивдаторов» осталось только двое: Проскуряков Виктор Васильевич, проживает в с. Оранжереи, он участвовал в ликвидации последствий аварии в 1988 г., Мухамеджанов Ирназар Минажевич, проживает в с. Ниновка Икрянинского района. Надо отметить, что в зоне радиации работали ребята старше 25 и моложе 45 лет, настоящий «цвет» нации. В результате небольшого статистического подсчета выявлено, что в среднем продолжительность жизни после аварии у наших земляков составила 18 лет, возраст, в котором скончались «ликвидаторы» - 51 год. Невидимый «враг» в лице радиации нанес непоправимый урон здоровью многих ликвидаторов. Существуют разные оценки последствий радиационного воздействия на человека. По данным Российского государственного медико-дозиметрического регистра (РГДМР) радиационным воздействием были обусловлены: - 134 случая острой лучевой болезни у пожарных и работников Чернобыльской АЭС, находившихся на месте аварии в первые сутки после взрыва. Из этого числа 28 человек погибли в течение нескольких месяцев после аварии, еще 19 умерли от разных причин в течение последующих 19 лет; -до половины из 226 случаев рака щитовидной железы у детей и подростков (на момент аварии), выявленных в период 1991–2003 годов в Брянской области; -за прошедшие годы с радиационным облучением могли быть связаны несколько десятков случаев смертельных лейкозов среди российских ликвидаторов с дозами облучения выше 100 мЗв. Всего за 20 лет в этой группе ликвидаторов (это около 60 тыс. человек) от причин, не связанных с радиацией, умерло примерно 5 тыс. человек. Аналогичная ситуация с общей смертностью наблюдается и в когорте участников ликвидации последствий аварии из Белоруссии и Украины. Согласно данным Вячеслава Гришина - представителя Чернобыльского союза (организации, объединяющей ликвидаторов со всего СНГ и Прибалтики), с 1990 г. президента Союза «Чернобыль» РСФСР, «25 000 ликвидаторов из России сейчас мертвы и 70 000 — инвалиды, приблизительно такая ситуация и на Украине, и 10 000 ликвидаторов из Белоруссии сейчас мертвы и 25 000 имеют инвалидность», что составляет общее число 60 000 погибших (10 % от 600 000 ликвидаторов) и 165 000 инвалиды. Многих из тех, кто участвовал в ликвидации аварии, сегодня уже нет в живых. Последствия самой крупной за всю историю мирного атома техногенной катастрофы специалисты всего мира устраняют до сих пор. Экологические последствия аварии носят ограниченный характер и не проявляются за пределами зоны отчуждения. Если в первое время после аварии во флоре и фауне зоны отчуждения наблюдались последствия лучевого поражения, то через несколько лет произошло восстановление растительного и животного мира от радиационного воздействия. Зона отчуждения стала уникальным заповедником биоразнообразия. Сегодня около 150 жителей, преимущественно пенсионеры, продолжают жить на запрещенной территории на свой страх и риск. Около 3000 рабочих в условиях особого режима заботятся о самой Чернобыльской зоне, в т.ч. 2500 чел работают на самой электростанции, хотя она с 2000 г. она полностью выведена из эксплуатации. В результате Чернобыльской аварии Мировой атомной энергетике был нанесён серьёзный удар. С 1986 по 2002 гг. в странах Северной Америки и Западной Европы не было построено ни одной новой АЭС, что связано как с давлением общественного мнения, так и с тем, что значительно возросли страховые взносы и уменьшилась рентабельность ядерной энергетики. В результате аварии в СССР было законсервировано или прекращено строительство и проектирование 10 новых АЭС, заморожено строительство десятков новых энергоблоков на действующих АЭС в разных областях и республиках. В наши дни в российской атомной промышленности была проведена программа по модернизации, практически полностью пересмотрены устаревшие технологические решения и разработаны системы, которые, по словам специалистов, полностью исключают возможность подобной аварии. Многие из наших земляков, участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, ушли из жизни, оставив о себе хорошие воспоминания, для родных – как верные мужья, хорошие отцы своих детей, надежные братья для своих братьев и сестер. Наша задача сегодня – хранить память о наших героях, земляках - тихих, неприметных тружеников, тех, кто прошел Чернобыльской дорогой, дорогой войны с радиацией, чтобы сегодняшние подростки могли сравнивать свои дела с делами героев прошлого, равняться на них. Автор Ширяева С.Г. Источники и литература: 1. Книга Памяти героев – чернобыльцев, г. Орел.- Изд-во «Труд», 2006 г. С. 1-28. 2. Большая Российская Энциклопедия, т.2, М. – Изд – во «Большая Российская Энциклопедия», 2005 г. С. 475, 476. 3. Медведев Г.У. Чернобыльская хроника // Г.У. Медведев. - М.: Современник, 1989 4. Щербак Ю. Чернобыль.- М.: Советский писатель, 1991 5. http://chornobylmuseum.kiev.ua/ru/ 6. http://pripyat.com/pripyat-and-chernobyl.html 7. Воспоминания и фото участников ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС: Мухамеджанова И.М., родных Чуваева Н.А., Скрипченкова П.В., Стерлякова А.М., Мадеко В.П., строителя г. Славутич Губанова Д.С.
Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!