Астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник Перспективы музеефикации историко-культурного наследия Астрахани (на примере некрополя Cтарое кладбище)
Russian
English
Arabic
Chinese (Simplified)
Chinese (Traditional)
French
German
Italian
Japanese
Kazakh
Portuguese
Spanish
Turkish
  1. О музее
  2. Научная деятельность
  3. Публикации
  4. Перспективы музеефикации историко-культурного наследия Астрахани (на примере некрополя Cтарое кладбище)

Перспективы музеефикации историко-культурного наследия Астрахани (на примере некрополя Cтарое кладбище)

21 июля 2014 Просмотров: 533

Могила Марии Шмидт

Несмотря на осуществляемую длительное время деятельность по охране памятников историко-культурного значения, закономерна невозможность тотального охвата всех объектов, имеющих историко-культурную ценность. В связи с этим немало памятников с богатой историей и потенциально перспективных для включения в экскурсионные маршруты остается за пределами внимания организаций, занимающихся сохранением или популяризацией культурного наследия. Более того, ряд памятников, имеющих определенную специфику, зачастую вообще не воспринимается именно в таковом качестве, а всякие попытки их изучения и тем более популяризации воспринимаются общественностью как нечто неправильное, «кощунственное», вызывающее порой суеверный страх. Речь идет, прежде всего, о городских кладбищах, среди которых бесспорной исторической значимостью обладает Старое кладбище на ул. Софьи Перовской (кладбище № 1). В этой ситуации инициатива изучения истории таких объектов и обоснования их историко-культурной и туристической значимости может исходить от самих горожан или историков-краеведов.

Общеизвестно именно историко-архитектурное и экскурсионное направления в функционировании таких некрополей всероссийского значения как кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге, Новодевичье и Ваганьковское кладбища в Москве. Эти комплексы служат, в первую очередь, именно объектами экскурсионного посещения и паломничества, причем данное обстоятельство никем уже давно не считается «кощунственным». Для преодоления данного вредного стереотипа, еще чрезвычайно сильного в сознании жителей провинции, большое значение имеет убедительное обоснование историко-культурной роли некрополей, а также рекламная и воспитательно-образовательная деятельность, призванная сформировать нужное восприятие этих специфических памятников. Кроме того, признание кладбищ «полноценными» памятниками историко-культурного значения будет способствовать и их сохранению – ремонту, реставрации, защите от вандализма и, наконец, музеефикации. Целенаправленная деятельность по воспитанию патриотизма, уважения к историческому и культурному наследию а также интереса к родному краю будет тем более успешной, если станет строиться не в последнюю очередь на «материале» некрополей, поскольку они уже являются потенциальными музеями под открытым небом и богатейшими историческими источниками, местами непосредственного соприкосновения современного человека с прошлым. 

Интерес к памятнику – образцу кладбищенской скульптуры – был проявлен мной лично в связи с завершением работы над путеводителем по Астрахани и разработкой проекта экскурсионных маршрутов по Старому кладбищу города. Актуальность данного проекта вполне обоснована, поскольку весьма важный раздел исторического краеведения – некрополистика – в последние годы стремительно набирает популярность, и изыскания подобного рода вызывают живой интерес, выражающийся в создании пользующихся популярностью экскурсий соответствующей тематики, - хотя, к сожалению, не в нашем городе.

Некрополистика - историко-генеалогическая (биографическая) дисциплина. Имеет теоретико-методологический и прикладной разделы. Важнейшие научные направления некрополистики - погребения исторических деятелей и исторические погребальные комплексы (просопографические, археологические, историко-архитектурные и искусствоведческие исследования). Имеет громадное значение для генеалогии, истории архитектуры и скульптуры, исторического краеведения, музейного дела и охраны памятников. К сожалению, в советское время произошло принципиальное изменение в негативном направлении отношения к местам погребения. Много кладбищ было разрушено, сегодня также нередко проявляется вопиющее неуважение к местам погребения. В России неизвестна некрополис-эпиграфика (составление планов, фотофиксация, а главное – составление списка захороненных на погостах исчезающих или уже исчезнувших российских деревень). Некрополис-эпиграфика – важный исторический, социологический и генеалогический источник.

Но сейчас активно возникают организации, занимающиеся изучением и сохранением именно кладбищенского наследия. Одна из них - некоммерческое партнерство «Общество некрополистов» (зарегистрировано в 2008 г.) т.е., содружество людей, занимающихся изучением кладбищ, поиском могил известных и забытых людей, сохранением памяти о них и сбережением могил. Цели и задачи «Общества» многообразны: поиск захоронений известных людей, систематизация и размещение информации о них на сайтах;  обеспечение сохранения захоронений; составление реестра могил, нуждающихся в реставрации и уходе; разработка и представление в соответствующие органы государственной власти предложений о сохранении могил известных людей, как объектов культурного наследия; организация, подготовка и проведение поисковых работ, экспедиций, экскурсий, лекций, конференций и других массовых мероприятий (юбилейных и памятных), связанных с людьми, чьи захоронения находятся в сфере внимания Общества некрополистов; издательская деятельность, выпуск тематических сборников и видеофильмов. Одной из самых важных целей Общества некрополистов является популяризация некрополистики. Необходимо, чтобы она была признана серьезной исторической дисциплиной и не воспринималась общественным мнением как странность отдельных энтузиастов.

Активная работа некрополистов ведется и в виртуальной плоскости, - на тематических сайтах "Могилы знаменитостей", "Московские могилы", http://walkeru.spbland.ru, http://funeral-spb.ru, "Космический мемориал" и др. С 2008 г. успешно действует Федеральный Некрополистический Проект «Российский некрополь» (Federal Project of Necropolist «Russian Necropolis»).  Весьма перспективным в качестве образца для начала работы в данном направлении является успешный (создан в октябре 2010 г.) всероссийский проект «Медицинский некрополь». Здесь представлена информация о местах захоронений врачей, медицинских работников, отдавших профессии большую часть своей жизни, ученых, посвятивших себя изучению болезней человека и тех людей, кто приобрел известность, работая в здравоохранении. И, наконец, еще один перспективный интернет-проект - «Церковный некрополь». Данный сайт посвящён захоронениям людей, чья жизнь была неразрывно связана с Русской Православной церковью - святых, священников, монашествующих, блаженных, духовных писателей. Международный Некрополистический Проект «Церковный некрополь» создан 28 июля 2008 г. С 28 сентября 2008 г. главой Международного Некрополистического Проекта «Церковный некрополь» является некрополист Изяслав Евгеньевич Тверецкий. Существует и огромное количество научных работ по некрополистике.

Краеведение, ставящее задачу максимально всестороннего изучения края, не может пройти мимо кладбищ. Кладбища (или некрополи), оказываясь частью человеческой культуры, обладают высокой источниковой ценностью - как сами надгробия, так и сделанные на них рисунки и надписи способны рассказать не только об умершем человеке, но и о духовном мире людей, поддерживающих погребальную традицию. Кладбища дают богатую почву для размышлений о социально-демографической и санитарно-коммунальной истории, генеалогии, становятся прекрасным поводом для рассказа о судьбах похороненных людей. Могилы видных деятелей требуют выявления и сохранения в качестве памятников истории и культуры, что особенно важно в современных условиях, когда свирепствует вандализм.

Решение всего этого комплекса задач под силу краеведам при условии использования ими специальной методики изучения  кладбищ. Одна из методик была уже использована при описании некрополей Мурманска, Североморска, Мурмашей и Колы, что позволяет предложить ее краеведам для продолжения исследований по этой проблематике. В данном варианте работа по изучению некрополя подразделяется на три этапа. Первый этап – подготовительный (узнать, какие кладбища подлежат обследованию, изучены ли они кем-то ранее или представляют собой краеведческую ценность; уточнение цели работы). Любое описание обычно включает в себя четыре компонента: 1) история создания и развития самого кладбища (рост и обустройство территории, архитектурный облик - надгробия, посвятительные тексты - эпитафии); 2) историю судеб похороненных здесь людей (обычно видных деятелей); 3) перечни захоронений (с указанием фамилии, имени, отчества, годов жизни и смерти умершего человека, его социального и профессионального статуса, описания надгробия); 4) схемы кладбища с наглядной фиксацией всех захоронений, включенных в перечень. Такое описание, следовательно, становится одновременно и мартирологом, и справочником-путеводителем по кладбищу. Причем, степень подробности его также должна быть определена заранее - или это будет сплошное описание всех захоронений кладбища, или же - выборочное. Во втором случае требуется установить принципы отбора. Для каждого конкретного кладбища должны подбираться особо. Вполне вероятно, что эти критерии будут отрегулированы и окончательно установлены, исходя из особенностей как населенного пункта, где находится кладбище, так и возможностей самого изучаемого кладбища, уже на втором этапе, в ходе которого предполагается непосредственно приступить к исследовательской работе. Эта работа разветвляется на ряд самостоятельных, но тесно связанных направлений, в рамках которых исследователь действует практически параллельно. Во-первых, это полевые исследования на самом кладбище. Прежде всего, требуется тщательно изучить территорию некрополя, опросить кладбищенских служащих, давнишних посетителей кладбища и составить план-схему.

Далее, на кладбище проводится вся работа по описанию надгробий. Лучше всего это проводить по алгоритму: архитектура (крест, наземная плита, стела, обелиск, барельеф, горельеф, скульптура, символика); материал (мрамор, мраморная крошка, гранит, цемент, цвет надгробия, размеры надгробия); графика (орнамент, стилизация, портрет, алфавит, шрифт, техника врезки); эпитафия (текст, интерпретация посвятительной части: обращение к Богу, обращение к душе умершего, обращение к прохожему, библейские фрагменты, интерпретация статуса умершего: социально-профессиональный, сословный).

Работа на кладбищах предполагает и теоретическую подготовленность исследователя, которая достигается работой в библиотеках и архивах. В последнее время все большую актуальность для ученых в области биографики и генеалогии приобретает информация, основанная на изучении провинциальных некрополей. Исследование любого из них заключается в поиске ответов на три взаимосвязанных вопроса. Первый - определение тех лиц, кто был похоронен, с приведением соответствующих биографических данных. Второй - выяснение точного места, где именно был погребен тот или иной человек. Последний вопрос состоит в понимании того, что из себя представляло место захоронения и как оно выглядело. К сожалению, полностью ответить на эти вопросы уже нельзя по причине не только огромных утрат кладбищ и надгробий, но и соответствующих документов. Выделим ряд направлений в решении этих проблем. Первым из них может явиться работа с архивными источниками. Вторым направлением может стать работа с потенциальными информаторами - посетителями кладбищ, методом интервью. Третьим направлением - для решения проблемы воссоздания внешнего облика некрополя - должен стать поиск надгробных памятников, либо их фрагментов. Четвертым направлением, в решение задачи пополнения некрополя «новыми» именами, должна стать работа с плохо читаемыми или вовсе сбитыми надписями на памятниках.

В данной статье я представлю пример изучения одного из памятников на кладбище – известной многим астраханцам могилы Марии Шмидт, украшенной мраморной статуей. Изучение Старого кладбища г. Астрахани постепенно становится самостоятельным направлением научных исследований и популяризации наследия нашего края. Это выражается в работе над подготовкой ряда экскурсионных проектов на историческом факультете Астраханского государственного университета, в создании телепередач (например, из цикла «Тайны Старой Астрахани», автор – журналист Ксения Степаненко, съемка канала СТС-Астрахань 9 июня 2011 г.).

Кладбищ в Астрахани было много за всю его историю, были и армянское, и католическое, и еврейское, и «чумные», одни исчезали, другие появлялись. Старое русское кладбище на ул. Софьи Перовской осталось сегодня действительно самым старым в городе. Здесь сохранилось много склепов и надгробий XIX века, даже первой половины, причем можно встретить много надгробий из черного гранита, которые когда-то были на уничтоженном армянском кладбище. Имена и годы жизни прежних «владельцев» надгробий части сбиты зубилом, а на другой стороне такого памятника выбиты новые данные. Кладбище сформировалось постепенно, так что в его нынешней планировке запечатлелась вся его история. Например, уже не существует Духосошественская церковь и церковь Святого Афанасия Афонского. Там, где стояла последняя, была одна из старейших частей кладбища, называемая Афонской. Так вот, на ее месте сейчас – заасфальтированная автостоянка и гаражи по ул. Софьи Перовской, 98. Духосошественская церковь стояла на бугре, на месте, где сейчас расположены наиболее известные памятники – мемориал в честь Великой Отечественной войны, могила дяди Ленина, Василия Николаевича, который работал приказчиком у знаменитых купцов Сапожниковых. Недалеко от них (а это – высокая часть кладбищенской территории, бугор) находится и могила с бюстом революционера С.П. Бурова, командира астраханского отряда (1881-1918 гг.), перенесенная сюда с бывшей Буровской площади у стены кремля. «Смысловым» центром кладбища сейчас является церковь Иоанна Предтечи, также расположенная на бугре и со всех сторон окруженная захоронениями священнослужителей или мирян, относящихся в том числе и к первой половине XIX века.

Могила Марии Михайловны Шмидт расположена чуть влево от главной аллеи, если пройти не более ста метров от первой ее развилки (перед поворотом к церкви), отмечена на схеме кладбища. Популярность захоронения, не в последнюю очередь, возникла из-за городской легенды, которая изобилует недостоверной информацией. Заключается она в следующем. Якобы, Шмидт был то ли греком, то ли турком, то ли итальянцем, крупным промышленником; была у него жена-астраханка, молодая, 16 лет. Она умерла очень рано, и Шмидт решил на ее могиле поставить памятник, увековечив в нем ее прелести. Памятник был из белого мрамора, очень красивый, повторял каждую линию, каждую черточку тела красавицы, каждая складка платья была прозрачна и кажется, двигалась от ветра. Статуя,   конечно, не светилась в темноте, просто ее белизна выделяла ее даже в ночи. Однажды она испугала группу рабочих, работавших в церковке на кладбище, и в отместку они залили ее на следующий день расплавленной черной смолой. Памятник потом очистили, а в начале 1990-х его даже пытались вывезти с кладбища. В большой мере способствовало рождению легенды и произведение Юрия Селенского «Не расти у дороги»:

« - Статуя Шмидт! — пояснил Юрка Поп.— Ее приперли из Италии. Матуха рассказывала, что она шмара одного богатея. Мать всегда здесь останавливается и слезы вытирает. А что сопливиться? Он, гадина, людей эксплуатировал, нажил деньги, хотел жениться, а эта девка околела от холеры. Нажралась, как мы, айвы, неспелой, и - тенц! Ваших нет. Вот он ей и заказал статую. Чистый мрамор. Не веришь? Попробуй, отбой кирпичом. Мрамор! От башки до пяток.

За решетчатой ажурной оградой молочно белело изваяние очень молодой женщины. Она поражала не застенчивостью легкой улыбки, а просто живым естеством молодости, которую ваятель удачно передал в мраморе…

- Она на живую похожа,- сказал Гошка.

- А ты видел ее живую? Ну, и отхли! Мать тоже талдычит: «Похожа, похожа...» Буза все это. Выдумки. И статуя буржуйская...».

Теперь о результатах изысканий, позволивших получить достоверные сведения. Итак, сам памятник и надгробие. В ажурном решетчатом склепе заключена сама высокая могильная плита, на которой установлен черный камень с эпитафией, а рядом с ним установлена мраморная статуя женщины. На черном полированном граните выбита поминальная надпись «Мария Михайловна Шмидт. Скончалась 14. XI. 1912 года 35 летъ». И ниже «Мир праху твоему дорогая…» - два последних слова неаккуратно сбиты с поверхности камня. Но внимательное изучение камня и сопоставление с другими эпитафиями того времени позволяет установить их: «незабвенная жена». Именно отсутствие последнего слова и способствовало появлению городской легенды, в которой статус умершей был таким неопределенным.

Клеймо производителя памятника отсутствует. Однако по материалу (черный полированный гранит) и оформлению самой плиты с выбитой эпитафией, а также по времени захоронения и популярности подобных памятников в Астрахани того времени можно отнести данное изделие, предположительно, к мастерской Кабанова в Москве. Таким образом, ни о какой смерти М. Шмидт в возрасте 16 лет речи идти не может, равно как и о том, что покойница не успела стать законной женой. Это подтверждается небольшой заметкой в газете «Астраханский листок» [11, с.1], где буквально сказано следующее: «Густав Адольфович Шмидт приносит глубокую сердечную благодарность всем почтившим память дорогой усопшей жены Марии Михайловны и выразившим свое соболезнование в постигшем его горе».

Теперь следует выяснить, кем являлся и чем занимался Густав Адольфович Шмидт. В первую очередь, обращаемся к «Памятным книжкам Астраханской губернии». Такие ежегодные сборники стали издаваться губернскими статистическими комитетами с 1870-х гг., и Астрахань, разумеется, не стала исключением. Детальнейший просмотр всех имеющихся в фондах ГААО и Областной научной библиотеки им. Н.К.Крупской «Памятных книжек» с 1873 по 1918 годы включительно дал следующие результаты.

До 1910 г. [1] Г.А. Шмидт нигде и ни в каком качестве не упоминается. Первое упоминание о нем относится к 1910 г., последнее – к 1918 г. Ни разу он не упоминается в связи с какой-либо общественной деятельностью, в качестве члена той или иной организации, сотрудника учреждения, государственного служащего, собственника жилого или доходного дома и т.п.  Это является косвенным доказательством не слишком высокого его статуса, а также, скорее всего, свидетельствует и о не очень высоком уровне доходов. Ведь наиболее знаменитые и часто упоминаемые астраханские предприниматели, владевшие предприятиями, промыслами, несколькими домами в разных участках города, обязательно были известны и как общественные деятели, гласные Городской думы, попечители, члены правлений и т.п. Все упоминания до 1918 г. касаются исключительно рода деятельности Г.А. Шмидта. В 1910 г. Г.А. Шмидт впервые упомянут в разделе-перечне торговцев и купцов г. Астрахани, занимавшихся рыбой. Он арендовал торговую площадь в доме крестьянина по фамилии Помазан на Скаржинской ул. (Фиолетова) в 1-м участке города [3, с. 195]. В 1911 г. [4,  с. 191 справочного отдела] сферой деятельности Шмидта уже была икра. Контора его располагалась уже по другому адресу – в 1 участке, на Малых Исадах, в доме Клюшкина. Этот дом являлся доходным, и в нем, в частности, размещалась пивная торговля Варвары Васильевны Зеленской [4, с. 221]. В 1912 г. [5, с. 58 ] Шмидт ведет свой рыбный бизнес в доме Клюшкиной на Малых Исадах в 1 участке города. В этом же доходном доме разместилось рыбное предприятие «Торговый дом Е. Лбовой и Сыновья», остававшееся там и в 1913 г. [6,  с. 60 справочного отдела]. Размещались эти два предприятия по указанному адресу и в 1914 г. [5, с.61, 65]. О деятельности Густава Адольфовича в 1912 г. есть и более любопытные сведения [10]. В так называемом «Журнале о поверке налогов взимаемых с подрядчиков и скупщиков рыбы по г.Астрахани. 1912 г.». Страницы журнала представляют собой таблицу, в которой указывались местонахождение предприятия, данные владельца, номер промыслового билета и т.п. 2 апреля 1912 г., то есть, за 6 месяцев до смерти жены Шмидта, производилась проверка. Само предприятие заявлено как «Скуп икры для отправки заграницу». Размещалось на Малых Исадах в доме Клюшкина, занимая «1 покой» в доме. Сам Г.А. Шмидт записан как санкт-петербуржец, мещанин. Промысловое свидетельство у Шмидта было 2-рублевое, № 2884. За наем помещения вносилась плата, было нанято 2922 приказчика (?) 2-го класса. Кроме того, в распоряжении конторы было паровое судно. В 1914 и 1915 гг. Густав Адольфович продолжал заниматься скупкой икры [7, с. 22 справочного отдела] по тому же адресу, а вот в 1916 и 1917 гг. ситуация по понятным причинам резко изменилась, и его имя вообще не упомянуто ни разу. И, наконец, уже после революции, находим мы его в совершенно неожиданном месте [8; 9, с. 37 адреса-календаря]. Среди губернских учреждений новой, советской власти, указан Отдел Торговли и Промышленности и общественных работ. Всего в нем было 15 отделов, в том числе – горный, лесной, кожевенный, дорожно-строительный и т.д. Так вот, среди сотрудников [9, с. 37 адреса-календаря] кожевенного отдела указан Г.А. Шмидт – «сторож на бойнях шерстн. подъотд.» (то есть, шерстяного подотдела).

Опыт по выявлению достоверных сведений, касающихся конкретного захоронения на Старом кладбище, служит примером успешного применения методики историко-краеведческого изучения этой категории памятников. Дальнейшая работа в заданном направлении позволит включить материалы астраханского некрополя в сферу интереса не только специалистов, но и широкого круга людей, неравнодушных к истории Астраханского края.

Автор: Р.А. Таркова 


Библиографический список:

  1. Памятная книжка Астраханской губернии на 1876 год…, на 1884, 1885, 1887, 1888, 1889, 1890, 1891, 1893, 1895, 1896, 1897, 1898, 1899, 1900, 1901, 1902, 1903, 1904, 1905 1906, 1907, 1908, 1909 год. – Астрахань, издательство Астраханского Губернского статистического комитета, 1876, 1884, 1885, 1887, 1888, 1889, 1890, 1891, 1893, 1895, 1896, 1897, 1898, 1899, 1900, 1901, 1902, 1903, 1904, 19051906, 1907, 1908, 1909
  2. Вся Астрахань и весь Астраханский край. Памятная книжка Астраханской губернии на 1914 год. – Астрахань, издательство Астраханского Губернского статистического комитета, 1914.
  3. Вся Астрахань и весь Астраханский край. Памятная книжка Астраханской губернии на 1910 год. – Астрахань, издательство Астраханского Губернского статистического комитета,1910
  4. Вся Астрахань и весь Астраханский край. Памятная книжка Астраханской губернии на 1911 год. – Астрахань, 1911
  5. Вся Астрахань и весь Астраханский край. Памятная книжка Астраханской губернии на 1912 год. – Астрахань, 1912
  6. Вся Астрахань и весь Астраханский край. Памятная книжка Астраханской губернии на 1913год. – Астрахань, 1913
  7. Вся Астрахань и весь Астраханский край. Памятная книжка Астраханской губернии на 1915 год. – Астрахань, 1915
  8. Вся Астрахань и весь Астраханский край. Памятная книжка Астраханской губернии на 1916-1917 год. – Астрахань, 1917
  9. Вся Астрахань и весь Астраханский край. Памятная книжка Астраханской губернии на 1918 год. – Астрахань, издательство Астраханского Губернского статистического комитета,1918
  10. ГААО. Ф.687 «Астраханская Казенная палата». Оп.2. Связка №674. Д.3650. Л. 12об-13.
  11. //Астраханский листок. – Суббота, 17 (30) ноября 1912 г.
Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!